Зерновой Портал Центрального Черноземья
Агро НОВОСТИ  
 Все новости
 Самые читаемые
 Пресс-релизы
Агро АНАЛИТИКА  
Обзор Прессы
 Ценовой Блок
Агро РЫНОК  
 Наша продукция
 Объявления
 Спрос
 Предложение
 Прочее
Агро СПРАВКА  
Каталог АПК
Документы
Выставки
Агро РАБОТА  
Резюме
Вакансии
Сайт СЕРВИС  
 Форум
 Контакты
Реклама
На главную
Авторизация
Логин  
 
Пароль  
 
 Регистрация
 Забыли пароль?
Архив новостей
Последние новости
 

 
 на главную
Добавить в избранное добавить в избранное Сделать страницу домашней  сделать домашней RSS канал  RSS канал
распечатать

Агроинвестор: Дефицита не будет? Хватит ли России мощностей для хранения зерна

17-е октября 2016г.

Производители зерна перешли к новой стратегии поведения на рынке и обзаводятся собственными емкостями для хранения. Это позволит предотвратить повторение ситуации 2008 года, когда рекордный сбор обернулся нехваткой зернохранилищ и падением цен. За прошедшие семь лет в стране появилось свыше 5 млн т дополнительных мощностей, правда, нужно учитывать, что какие-то объекты выбывают

В этом году впервые в современной России зерно перестало единовременно поступать на рынок, поскольку у сельхозпроизводителей есть необходимые мощности для хранения урожая, говорит заместитель директора департамента стратегического маркетинга по зерну, экспорту зерновых и элеваторам компании «Русагротранс» Игорь Павенский. Поэтому на юге страны, несмотря на высокие показатели валового сбора, нет обрушения цен. Ситуацию он оценивает по динамике движения зерна и не видит причин для возникновения сложностей. Хотя в секторе не все так однозначно.

Элеваторы есть, но не там, где нужно

В «Объединенной зерновой компании» (ОЗК) ситуацию с хранением в отрасли в целом оценивают позитивно. За прошедшие годы производители зерна расширили собственные мощности, кроме того, Россия значительно укрепила позиции на мировом рынке, поэтому повторение ситуации сезона-2008/2009 исключено, ответила пресс-служба ОЗК на запрос «Агроинвестора».

Восемь лет назад российские аграрии собрали рекордный с 1991 года урожай зерновых и зернобобовых агрокультур — 108,2 млн т, на 33% больше, чем в 2007-м. Но оказалось, что в стране не хватает мощностей для хранения такого объема. Тогда аграрии рассказывали, что элеваторы поднимали цены на услуги и занижали качество зерна при приемке. На этом фоне массовые продажи «с колес» привели к падению цен. Не помог даже параллельный обвал курса рубля. С августа 2008 года по январь 2009-го национальная валюта подешевела с 23 руб. до 36 руб. за доллар, правда, затем в течение года курс скорректировался до 29 руб. Но в целом стоимость российской пшеницы в валютном выражении уменьшилась с $221/т до $144/т. Цены стали восстанавливаться только на фоне неурожая 2010 года, когда собрали около 61 млн т.

В сезоне-2015/16 урожай точно достигнет 110 млн т, а при благоприятных погодных условиях может оказаться на уровне 116 млн т, оценивает Минсельхоз. Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут в сентябре прогнозировал валовой сбор в 116 млн т, а Игорь Павенский — в 118,5 млн т, в том числе 72,7 млн т пшеницы. Несмотря на ожидаемый новый рекорд, дефицита мощностей для хранения урожая не будет, считают эксперты. Правда, аналитик аграрного рынка, доктор экономических наук Леонид Холод добавляет, что не стоит полностью исключать такой риск. Хотя теоретически имеющихся емкостей должно хватить для размещения всего урожая, на практике доступность элеваторов и хранилищ определяется экономическими факторами и логистикой. Кроме того, помимо нового урожая, нужно учитывать переходящие запасы, в том числе зерно интервенционного фонда. В начале сезона, по данным аналитиков ИКАР, этот объем был на уровне 13,1 млн т.

Минсельхоз, опираясь на показатели Росстата, оценивает суммарную вместимость мощностей для хранения зерна в 115,3 млн т. Из них около половины — хранилища разного типа у сельхозпроизводителей. В общей структуре 40 млн т приходится на элеваторы, еще около 63 млн т — склады напольного хранения, 15 млн т — хранилища переработчиков зерна, приводит данные ОЗК.

Опрошенные эксперты говорят о совокупных возможностях единовременного хранения примерно 118 млн т, при этом все ждут результатов сельскохозяйственной переписи для уточнения информации.

В Советском союзе была создана система государственных элеваторов, зерно распределялось между ними в соответствии с рассчитанными потребностями в разных частях страны. При этом производители зерна не ориентировались на наличие хранилищ в регионах работы. В советской централизованной плановой экономической системе такое разделение было логичным. «Номинально мощности для хранения зерна в стране есть, но не там, где они нужны больше всего, — считает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов. — В СССР элеваторы были построены в регионах потребления, но сейчас рынок диктует иной подход, и мощности больше востребованы в местах производства». Таким образом, в Центральной России и на северо-западе страны существует профицит мощностей, а в южных регионах иногда может возникать дефицит, говорит он.

Минсельхоз отмечает недостаточную суммарную мощность элеваторов в регионах Центрального Черноземья, ориентированных на экспорт, и на юге страны, тогда как в незерновых регионах мощности избыточны: зернохранилища на Северо-Западе, в Зауралье и Сибири недозагруженны. Правда, в начале сентября директор Департамента регулирования рынков АПК ведомства Владимир Волик в ходе международного форума «Причерноморское зерно и масличные 2016−2017» говорил, что в Сибири может быть дефицит мощностей. Самая большая проблема — в Омской области, уточнил тогда директор по производственной и коммерческой деятельности ОЗК Алексей Чемеричко. Из примерно 3 млн т зерна интервенционного фонда почти 1 млн т хранится в Сибири. «Мы видим, что там недостаточно мощностей по хранению уже сейчас, даже для того зерна, которое просто убирается, не говоря уже о закупках по интервенциям», — отметил он.

Временный дефицит зернохранилищ может наблюдаться в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах из-за рекордных валовых сборов и снижения темпов экспорта, отмечает ОЗК. При этом крупные элеваторы в этих регионах рискуют оставаться недозагруженными, поскольку производители предпочитают хранить зерно у себя или сразу отправляют в порты. Тем не менее вывоз поможет убрать излишки зерна с рынка. Упростить транспортировку грузов позволит решение РЖД снизить экспортные тарифы на 11,1% до конца года на перевозки зерна в пределах 600 км. Так что если кризис с хранением зерна и случится, он будет локальным и недолгим, уверены в ОЗК.

Хранить не всегда выгодно

Однако вопрос не только в наличии мощностей, но и в экономической целесообразности хранения. «Потери могут быть неприемлемыми, и тогда хранить зерно становится бессмысленно», — обращает внимание Александр Корбут. Сельхозпредприятия столкнулись с тем, что старые мощности недостаточно эффективны, подработка и хранение зерна на них могут приводить к повышенным издержкам, соглашается ведущий эксперт по рынку зерна ИКАР Евгений Зайцев. Сейчас совокупная мощность изношенных элеваторов, по разным данным, может превышать 20 млн т — в основном это крупные железобетонные сооружения советских лет мощностью более 100 тыс. т единовременного хранения. Около 70% хранилищ в хозяйствах также не отвечают необходимым требованиям, что приводит к потере 10−20% урожая, оценивал ранее Минсельхоз.

Решение проблемы обновления емкостей для хранения упирается в интересы участников рынка. Крупные предприятия и трейдинговые компании модернизируют активы; узловые элеваторы, располагающиеся, как правило, в глубине районов, часто не имеют подъездных железнодорожных путей и находятся в более сложном положении, пояснила пресс-служба Минсельхоза. Независимые элеваторы не очень заинтересованы в модернизации, высокую стоимость хранения они, скорее, готовы переложить на клиентов, а в условиях снижения спроса на свои услуги стараются получить госзаказ на хранение зерна интервенционного фонда или начинают обслуживать перерабатывающие предприятия. При этом некоторые вообще перестают принимать зерно. Попросивший об анонимности сотрудник «Платоновского элеватора» (Тамбовская область) говорит, что еще пару лет назад предприятие хранило зерно, но теперь работает в основном с подсолнечником и ориентируется на местный МЭЗ, который фактически обеспечивает заказ.

Сектор элеваторных услуг развивается медленнее, чем растет производство зерна, признает Минсельхоз. При этом глава ведомства Александр Ткачев регулярно говорит о необходимости повышения сборов до 130−140 млн т и выше. Поскольку зерно в течение всего года поступает на элеваторы и затем реализуется, говорить о создании мощностей на перспективу не вполне корректно, считает агроведомство. Фундаментальные изменения экономической модели российского зернового рынка, связанные с переориентацией с импорта на экспорт, выявили несоответствие создававшейся в советское время инфраструктуры, а также транспортной логистики, новым требованиям. Поэтому сейчас участники рынка нуждаются не столько в новых зернохранилищах, сколько в инфраструктурных изменениях: развитии транспортной сети, увеличении скорости и объемов перевозок, расширении парка вагонов зерновозов и автомобилей, сокращении сроков оформления документов и т. д., говорится в ответе Минсельхоза.

Мощности растут и обновляются

 Стратегии развития бизнеса участниками зернового рынка за последние пять-семь лет сводятся к трем вариантам. Первый — строительство дополнительных мощностей для хранения зерна с расчетом на рост урожайности, что позволяет снизить зависимость от рыночной конъюнктуры. Правда, не каждое хозяйство может найти средства на возведение элеватора. Второй вариант предполагает увеличение поставок на экспорт, но в этом случае важна динамика спроса на российское зерно в мире, а также развитость транспортной инфраструктуры и перевалочных узлов. Третья стратегия связана с развитием переработки зерна внутри страны. Создание высокотехнологичных производств влечет за собой строительство мощностей для хранения сырья.

В последние годы собственными мощностями постарались обзавестись как крупные агрохолдинги, так и небольшие хозяйства. Первые возводят металлические элеваторы силосного типа, вторые, как правило, строят склады напольного хранения. Вертикальная интеграция бизнеса, когда предприятие занимается не только производством, но и хранением, переработкой, логистикой, имеет право на существование, но довольно специфична в России, поскольку формировалась из-за жесточайшей монополии на рынке хранения зерна, говорит Леонид Холод.

Зерновой рынок адаптируется к существующим реалиям: сейчас как с экономической, так и с практической точки зрения нецелесообразно создавать новые элеваторы советского образца, поэтому широкое распространение получают напольные склады и емкости силосного типа, комментирует Зайцев. За последние 20 лет в стране появилось множество небольших хранилищ, в первую очередь ими обзавелись те хозяйства и компании, которые занимаются животноводством и переработкой зерна. Например, компания «ПсковАгроИнвест» летом построила элеватор мощностью 10 тыс. т; «Агро-Белогорье» в сентябре этого года запустила первый объект своего нового комбикормового завода — элеватор на 60 тыс. т. Хотя и растениеводческие хозяйства, бизнес которых достаточно окреп, тоже инвестируют в дополнительные хранилища для оптимизации продаж в сезон.

«Собственные зерносклады имеют многие хозяйства. Хоть такие мощности и не отвечают всем параметрам промышленного элеваторного хранения, они активно используются, поэтому элеваторы в стране недозагружены уже много лет», — отмечает директор департамента хранения и переработки ГК «СИНКО» Вячеслав Сурин. Компания занимается растениеводством в Саратовской и Самарской областях, владеет сетью элеваторов общей мощностью более 350 тыс. т единовременного хранения. Заместитель директора «Чернышевского элеватора» (Волгоградская область) Владимир Конопатский подтверждает, что хозяйства не везут зерно на хранение, так как обзавелись собственными мощностями еще пять-шесть лет назад.

При этом крупные холдинги обычно хранят только свою продукцию. «У нас в регионе элеваторы в основном принадлежат холдингам, они загружаются своим собственным зерном, со стороны никого не ждут», — рассказывает финансовый директор АПК «Михайловское» (Ростовская область) Иван Иваненко. Само предприятие производит до 20 тыс. т зерна, для хранения у него есть напольные склады.

Однако, судя по заявлениям региональных властей, существенного прироста мощностей в основных регионах производства зерна не происходит. По сообщениям Министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, в 2010 году емкости 46 предприятий региона были способны принять более 4,5 млн т зерна. В 2016-м вице-губернатор Кубани Андрей Коробка оценил совокупную мощность 43 элеваторов в 4 млн т. Правда, отдельные предприятия края все же увеличивают емкости: например, «Еянский элеватор» в этом году примет свыше 80 тыс. т зерна — на 30 тыс. т больше, чем в 2015-м.

В 2011 году, по словам Игоря Журавлева, занимавшего тогда пост министра сельского хозяйства Ставропольского края, складские мощности аграриев могли обеспечить единовременное хранение 7,4 млн т зерна, еще 2,4 млн т могли разместить на элеваторах края. В 2016 году, по данным регионального Минсельхоза, общая емкость элеваторов составляет 2,6 млн т, других мощностей — 7,5 млн т. Сходная картина наблюдается в Ростовской, Саратовской областях и других регионах.

Тем не менее Росстат ежегодно фиксирует ввод в эксплуатацию дополнительных элеваторов и зернохранилищ. В целом с 2009 по 2015 год в стране появилось около 5,1 млн т дополнительных мощностей. Правда, нужно учитывать, что какие-то объекты выбывают, поэтому, скорее, можно говорить не о приросте, а об обновлении в секторе.

Инфраструктура хранения развивается, но отстает от темпов прироста урожая, говорит Леонид Холод. Это связано с тем, что элеватор может возводиться несколько лет, он рассчитан на длительный срок эксплуатации и должен быть загружен, а валовой сбор зерна колеблется год от года. При этом владельцы элеваторов заинтересованы в ликвидности своего бизнеса.

Выгодны инвестиции в портах

Вкладывая средства в создание новых элеваторов, инвесторы хотели бы иметь уверенность в том, что услуги хранения будут востребованы. Для этого, во-первых, валовой сбор зерновых должен устойчиво расти, во-вторых, нужно найти стабильно прибыльный сектор.

Урожаи последних лет внушают оптимизм, однако не стоит преувеличивать значение этого экстенсивного роста. Урожайность повышается не столько из-за использования более качественного посевного материала, применения современной техники, внесения удобрений, сколько благодаря природно-климатическим условиям. «Повышается температура воздуха, влажность — в целом на значительной территории страны климат стал более благоприятным для выращивания зерновых», — отмечает Леонид Холод. Поскольку зависимость урожаев от погоды не самая надежная база для планирования бизнеса, с этой точки зрения участники рынка будут с осторожностью вкладывать средства в создание новых мощностей для хранения зерна.

С точки зрения прибыльности наиболее перспективным может быть развитие экспортной инфраструктуры: элеваторы, расположенные у транспортных магистралей и в портах, оказываются самыми востребованными. «Урожай хороший, но нам пока нисколько зерна не привезли, везут сразу в Ростов», — сетует Конопатский. В «СИНКО» сходная ситуация. «На своих пяти элеваторах размещаем свой урожай — это примерно 50% емкости, — оценивает Сурин. — На давальческое же хранение спрос весьма слабый. Исключение — наш самый большой элеватор «Жито», он находится на Жигулевском море и имеет причалы, а потому востребован: расположение позволяет доставлять зерно водным транспортом до морских терминалов или сразу отправлять на экспорт». Спрос на хранение формируют предприятия, которые оперируют большими партиями зерна. Зернотрейдеры начинают завозить зерно в начале сезона, аккумулируют партии, хранят до весны, дожидаясь роста цен, и затем экспортируют, добавляет он.

Сейчас появились мощности по хранению зерна в портах, хотя раньше их совсем не было, отмечает Зайцев. В глубоководных портах на Черном море — Новороссийске, Туапсе, Тамани — построены крупные элеваторы на десятки тысяч тонн зерна, говорит эксперт. В последнее время также было объявлено несколько крупных проектов новых портовых элеваторов. Например, «Элеваторный комплекс Сенной» в Краснодарском крае возводит элеваторный комплекс для хранения и перевалки зерна на морской транспорт в порту «Тамань». ОЗК активно занимается модернизацией и расширением мощностей. Например, на крупнейшем в стране предприятии по портовой перевалке — «Новороссийском комбинате хлебопродуктов» — объем перевалки планируется увеличить до 6 млн т в год. На предприятии «Элеватор» (входит в ОЗК) в Ставропольском крае началось создание грузоформирующего узла для отправки зерна на экспорт железнодорожным транспортом. Также возводится специализированный зерновой терминал в морском порту Зарубино Приморского края. Предполагается, что ежегодно он будет пропускать до 60 млн т различных грузов. Более половины объема обеспечит транзит из Китая и других стран Азии. Совокупные инвестиции всех партнеров, участвующих в реализации проекта, составят около $1 млрд.

Спрос на внешних рынках должен обеспечить устойчивую загрузку портовых элеваторов. «Основные традиционные рынки для России — Северная Африка, Ближний и Средний Восток. В прошлом году крупнейшим покупателем стал Египет, — комментирует исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов. — В этом году есть возможность выйти на рынок Алжира, который потребляет около 8 млн т, а также Марокко». Эти страны ориентировались на Францию, но там из-за неблагоприятных погодных условий соберут низкий урожай. Всего в этом сезоне Россия может отправить на экспорт около 40 млн т зерна, считает эксперт. Правда, на мировом рынке установились низкие цены, и их повышения в ближайшей перспективе не предвидится. Максимальная стоимость зерна может быть на уровне $170−180/т, прогнозирует Павенский. При этом внутри страны цены растут, поэтому экспортный прогноз может быть понижен, говорит Сизов.

Павенский добавляет, что страна может вывезти за рубеж и более 40 млн т: потенциал мирового рынка позволяет. Но важно учитывать инфраструктурные ограничения: если зерно стабильно уходит на экспорт, то нехватки терминалов не возникает, однако большинство российских портов замерзают зимой либо у них возникают перебои в работе из-за штормов. В этом случае на рынке возникает неизбежное напряжение и могут потребоваться дополнительные мощности для хранения, рассуждает он.

«Агроинвестор» №10, октябрь 2016

Обсудить на форуме (создать тему)
.
Комментарии:
К этой новости комментариев пока нет.

Добавить комментарий
(для зарегистрированных пользователей)
Вы опознаны как: Гость (Зарегистрируйтесь!)
Комментарий: 


 
21-е сентября 2019г.

Поиск
 



Яндекс цитирования


© Зерновой портал Центрального Черноземья 2004-2019